Стихи

 




ЭКСПЕРИМЕНТ

Меня собрали из воды,
Мечты, астрала и беды,
Огней, костей и облаков,
Зарей, смертей и бардаков.

Меня собрали — пополам:
Я снизу — храм, а сверху — хлам.
Я сверху — накипь от земли:
Я — верный накопитель тьмы.

Но изнутри я — весь из звёзд,
Которые летят вразнос.
Я — солнца все! — в одном лице.
Я — слеп. Но попадаю в цель!

И я, не зная ничего,
Себя — как Божий Дар прочёл.
И в этой истине, как лжи,
Мне было сказано: «Пиши!»

Мне было сказано: «Молись!»
И я вложился в белый лист...
И из стихов построил флот,
В котором не живёт комфорт.

И мир шарахнулся назад,
А я остался в пике «завтр».
И чёрный флаг — стал Божий шлейф,
Что вышли бесы из щелей.

И до друзей — не дозвенеть,
Их жёны — превратились в ведьм.
Чудят сенсорные мадам
На расстоянье — по мордам!

Иль души все хотят спасти,
А это значит — вниз ползти.
Чтоб ни на шаг не рисковать,
И там медаль свою ковать.

А я остался ни при чём,
Как в океане — утлый чёлн.
Но в буре — Бог! И я — плыву,
И страх — за борт, через Луну!

Взошёл экстаз-эксперимент:
Я — и алмаз, и экскремент!
Лети теперь, куда пошлют —
На землю непорочных шлюх,
Где всё подсчитано в гробу...
Ты — только протруби в трубу!

Эксперимент мне выдал грант:
Я — не поэт, я — всё подряд!
Я — всё подряд, я — бес-юрод!
Координаты вскрыли гроб.
Теперь ликуй, теперь пророчь:
Для ясновиденья день — ночь!

Соедини своим хвостом
Безумство мира — со Христом!..


ХРИСТОС И АНТИХРИСТ (сон-фантазия)

1.

Антихрист-Женщина идёт
В плаще кровавом.
А сзади пятится народ
К своим карманам.

Ей скоро стукнет 33,
Кипят таланты.
Паранормальные костры —
Как транспаранты.

2.

Она идёт по головам,
По волчьим мордам.
Ей нужен солнечный Грааль,
Как лунный Мордор.

Ей важно магией владеть,
Как бы машиной...
Она является на треть
Уже мужчиной!

3.

Никто не знает, не поймёт,
Каков Антихрист.
Сам воздух не себя поёт,
И нот не выскресть.

Уже ни Солнца, ни дождя.
Что плюс — что минус.
Все ждали Фюрера-Вождя,
А тут — Невинность?!.

4.

Невинность вышла из души
До смены пола.
Её энергия по лжи
Гуляет голо.

В одном лице фантом-кошмар —
Теней смещенье.
Антихрист-Женщина был шарм —
Двойник страшнее...

5.

Весь мир — машинный аппарат,
Весь мир — реклама.
Уже напополам парят
Джентльмен и Дама...

Уже не Женщина, Герой —
Спаситель мрака!
Не будет Солнца за дырой
У аппарата...

6.

Уходит Дама на покой.
Антихрист — изверг:
Мужчина с розовой рукой —
Он миром избран!

Теперь цветные виражи
Программ безверья:
Мир затворится в серой лжи
Машиной-Зверем!

7.

Мир аномально некрасив
И неестествен.
А это, значит, ад — без сил;
Почти — без бесов!

Все бесы в мире. А в аду
Сидельцы плачут —
От невозможных новых дум,
Что Солнцем пляшут.

8.

Безумцы ада — вы вольны!
Христос воскрес в вас!
Тела, лишённые вины,
Закончен вестерн!

Христос за вас, за всех — Один!
За злых и слабых!
И мы, воскресшие, летим
За Божьей Славой!

А мир искусственный горит
Распадом чисел.
И все антихристы навзрыд
Спят в небе чистом!

Христос воскрес, Себя взорвав
Из Преисподней!
И чёрный свет Его зеркал
Есть Гнев Господень!

Тот чёрный свет чернее зла:
Он зло съедает!
А что останется как знак
Сквозь ночь светает...

Сквозь ночь сияет Новый Град,
Где Бог стал нами!
А мы смеёмся наугад
От слёз как знаний...


ЛУНА (сонет)

Луна, куда ты звёзды жрёшь?..
На небе — ни души!
А ты — как огненная брошь
В апофеозе лжи.

Ты — как небесный кашалот,
Глотающий планктон.
Ведь звёзды — это небовзлёт,
А ты — их жёлтый дом.

Ты — Солнца бледный негатив,
Надгробная плита.
Ты ловишь всех, кто на пути,
Чтоб только не летал.

Но только...уничтожь Луну!
И боги выберут войну.


Вор

«Чёрный человек
Глядит на меня в упор.
И глаза покрываются
Голубой блевотой,-
Словно хочет сказать мне,
Что я жулики вор,
Так бесстыдно и нагло
Обокравший кого-то.»
(С.Есенин)

«Кричат, что я у них украл луну,
И что-нибудь ещё украсть не премину.
И небылица догоняет небылицу.
Не спится мне...ну, как же мне не спиться?!
Нет! Не сопьюсь!»
(В.Высоцкий)

Я — вор у мира на груди:
Я — похищаю все пути.
Я полон мыслей не своих,
И я выбалтываю их.

Я, что услышу, то пою.
Я всё, что свыше, предаю.
Я собираю все верха,
Где Бог под знаменем врага.

Но высшее предать нельзя.
И предают меня друзья...
Что, выйдя к ним из берегов,
Я бесновался от стихов.

Что я украл их свет, как тень,
Что я за край перелетел...
Я — созидающий миры,
Которые — они б могли.

А я сквозь сердце прохожу,
Пока пою, пока грешу.
Пока пишу, пока молю,
Пока — их высшее — люблю.

Я сердце вырвал из груди,
Чтоб не мешало вверх идти!
Я собран, холоден и щедр:
Я не хочу быть жертвой жертв!


РЕКВИЕМ ПО БУДУЩЕМУ

Мы играем в смерть
На морском берегу:
Мы летим из сердц —
В как бы вечный гул.

В как бы вечный звук —
Раньше радости.
Мы летим в листву
Нашей разности.

Там шумит волна
Всеми волнами.
И штормит Луна
Колокольнями.

И над этим — всем
Превышением
Нас встречает смерть —
Воскрешением!

Мы творим миры
Там, где умерли.
Получив дары,
А не уровни.

И кипит покой
Милосердия,
Разрывая кровь
До бессмертия!


ДРЕВНИЙ ЧЕЛОВЕК

Я звёзды сосчитал в ночи...
Они сказали мне: «Молчи!»

Я ночь на море поменял...
И звёзды хлынули в меня!

Я море с временем смешал...
И стала именем душа!

Я имя в ночь перевернул...
И выпил Солнце, как вину!


ДВЕ ТЬМЫ

Не дай мне Бог, сойти с ума!

(А.С.Пушкин)

Не дай мне Бог, уйти в себя —
От слёз, как бешеных собак;
От откровений среди тьмы —
Не дай мне Бог, в себя уйти!

А Бог даёт. Он всё даёт!
Он умирает и поёт.
Он собирает ночи в дни,
Чтоб люди не были одни.

В ночи простор — по горлу нож!
И ничего ты не поймёшь!
Но надо пить ночной коктейль,
Где Бог средь дьявольских когтей.

А Бог творит из света тьму,
Чтоб повернулись все к нему,
И запылали города,
Где раньше плавала беда.

А кто-то скажет: «Выйди вон!
Ты — самый лучший стадион!
Играй, болей в своей мечте —
Ты — со щитом и на щите!

Подобно внешнему лучу
Исполни все свои «хочу»...
Но внешний луч застрял в дыре,
И «до» не переходит в «ре»...

Не дай мне Бог — не-до-г-ре-шить!
Подвешено в обмане жить:
Лететь, бледнеть, и восклицать,
И в тайном зле всё отрицать.

Перед молитвой дьявол слеп:
Тьма приближается, как свет.
Тьма стала Богом изнутри.
Теперь я в логове любви.


НА ПОРОГЕ ЗЛА

Я проиграл жизнь...
Я победил смерть:
Я растопил жесть;
Я раздробил свет!

Видимо, я сгорю
В иллюминации слов:
Я им себя раздарю
Разными лицами снов.

Перегородок — нет!
Люди — уже слова.
Переворот на дне —
Я тишину целовал.

Я тишину любил —
Суженную из зеркал:
Я в ней слова ловил,
Я её развлекал.

Мне тишина — как гром:
Молнии — голубы.
Я, словно дьявол, хром...
Только я... по любви!

Смерть на краю — мила:
Будет, что вспомнить там!
Я на пороге зла
Бога в себя впитал...


Трещина

«Господи, Боже! —
Пошли они все!
Петь невозможно —
Полный отсев!»

Так я ругался.
Так я кричал...
Ветер собрался,
Словно рычаг.

Лопасти ветра
Рвут тишину:
Царство Поэта
Падает в тьму.

Как удержаться,
Чтобы простить
Ветер ужасный —
Собственный стиль?!

Горький мой Ветер,
Бог мой... и грех!
Ты меня метил —
Быть меньше всех!

Как мне вернуться
К прежним друзьям?! —
Мордою ткнуться
Там, где нельзя...

Даже, где пусто...
Даже, где — ложь!
Лучше — беспутство:
В нём ты споёшь!

Только — без грима,
Без головы!
Трещины мира —
Жаждут любви!..

Стану я трещиной
Гор и морей.
Стану я грешником —
Всех фонарей.

Будет по трещине
Ветер звучать.
Смоется прежнее,
Словно печать.


ДВА ГОЛОСА

1.

Дар различения духов —
Дар получения слов:
Время свернулось кругом...
В центре добро, как зло.

Нет ничего постоянного.
Центр — он всегда чужой.
Хочется — точного, явного...
Бог для ума — тяжёл.

Бог выбирает слабых,
Тех, что рискуют вдруг.
До роковой услады
Кажется добрым круг.

Только когда начнётся
Конченная игра —
В миг по краям прочтётся:
«Тот, кто не наш — неправ»

Кто мне подарит руку?
Кто мне откроет рот?!
Лица летят по кругу,
Словно водоворот.

Бесы меняют лица!..
Бесы теперь богемствуют:
Вышли из атеистов —
В интеллигенцию!

Я не хочу жить в прошлом.
Я не хочу быть — их:
Я отыграл в хороших,
Время пришло — в плохих!

Время глотает тени...
Главное — не заторчать!
Чёрные — больше в теме!
Белые — саранча...

2.

Я — враг друзей. Я — друг врагов.
Как будто я сменил богов.
Но боги поменяли их.
А я — за тех и за других.

Все — одинаковы весьма,
Когда вокруг царит весна.
Но стоит чуть нарушить лад,
И всё покатится из лап.

А боги — духи всех высот:
От херувимов — до бесов.
И в каждой нашей правоте
Есть неизбежно те и те.

Но кто упёрся против зла,
Мол, где-то несть ему числа,
Тот может наяву заснуть,
И зло проникнет в его суть.

И ныне те, кто светом пел,
Кому — свобода на копье! —
Перешагнули все табу,
Трубя весь день в одну трубу.

Они свободу по кускам
Распределили по кустам.
И вечно против всех властей,
Чтоб было больше новостей.

А Бог — то в ветре, то в нигде...
И если нет Его в тебе,
То, значит, время — перемен,
И наше небо не в дерьме!

А те, кто в мире всех шумней,
Когда-то были столь нежней,
Что боль осколками свобод
Соединится в Слове «Бог».


ИЗ СНОВ

За то, что был — собой,
Я потерял друзей:
Творение есть сбой;
Безделье — карусель.

А я плевал на блажь
Претензий и обид.
Я шёл в последний раж,
Забыв о злой любви.

Я не считал высот —
Я только их ловил:
Я знанье пил из снов,
Как души из могил.

Я сны соединял,
Как вещие мечты.
И я друзей менял
От — недопустоты.

Меня изгнали все,
Кто был со мною схож.
А я летел вослед,
Как безответный «SOS!»

Я оказался — цел
Помимо ворожбы,
Помимо прав и цен...
Меня во сне нашли.


Баллада о Высшей Тьме

Я сказал: вы Боги (Ин.10;35)

Мчатся бесы рой за роем
В беспредельной вышине,
Визгом жалобным и воем
Надрывая сердце мне (А.С.Пушкин)

Когда ты — свой, и всем — чужой,
То дьявол шепчет: «Хорошо».
А Бог сдаётся и молчит:
Он просто ждёт свои ключи.

Он отопрёт когда-нибудь
Небесный гроб, и будет путь!
И вспыхнут новые миры
Для тех кто порван изнутри.

А Бог целует, как злодей! — 
Он поворачивает дверь.
Он поворачивает рай,
Чтоб каждый душу потерял.

Он поворачивает ключ,
Чтоб каждый потерял свой луч,
Чтоб каждый дьявола узрел,
И разродился на костре!

А эта грань — она страшна,
Как рана, где душа прошла.
Где зеркала в одном лице!
И ты — беспомощен и цел...

Где молния зигзагом бьёт.
И постигает свой полёт!..
А в мире дьявольских высот:
Преображенье — не спасёт!

Но мрака нет. Твой дьявол — свет!
Ты победил себя сквозь смерть.
Теперь ты — есть. Теперь ты — бог.
Теперь ты — лезвие дорог!
Кого поранишь по любви —
Прости его и вниз плыви...

Молись о правых и больших,
Чтоб поломался меч о щит.
И щит чтоб выпал из зубов.
Планета Счастья — свет и боль!

Когда ты — свой и всем — чужой,
То, значит, ты на смерть пришёл:
Пришёл богов соединить,
В Тот свет, рождённый из тени.
Но наши боги — как божки,
И не сносить тебе башки.

Но в переборе Высшей Тьмы
Родятся новые умы.
Они поймут, они взойдут.
И рай они в аду найдут!
И будет Бог на их лице
Неиссякаемый, как цель...


Пустыня (сонет)

Я в пустыне лежал,
Словно тысяча жал:
Жала жгли бытие,
Прозревая во тьме...

Я пустыню копил,
Словно тысячу сил.
И пустыня меня
Положила плашмя...

Я совсем опустел,
Словно тысяча тел...
И пустынный огонь
Напоил меня с гор!

Пустота из огня —
Это Вечное я!..


Время и цифры (сонет)

Смерть появилась с появлением цифр.
И ими расколото время...
А где-то, на звёздах строят дворцы —
Танцующие стихотворенья!

А мы умираем, желая всё знать:
Скол времени — файл информации.
А где-то Господь очень хочет сказать,
Что мы — тишина, а не матрица.

Но внешние знания — внешняя тьма —
Уничтожают Вселенную.
А время торчит в гигабайтах ума,
Как деньги, взамен исцеления.

Когда же провалятся цифры на дно,
То Бог воскресит нас, как Знанье Одно!


С Богом...

Те, кто с Богом на «Вы» -
Навсегда не новы:
То — не Бог, а закон
Сводит сердце замком...

И клевреты чумы —
Те, кто с Богом на «Мы»,
Гонят Бога с небес,
Чтобы — не было здесь...

Но находят следы
Те, кто с Богом на «Ты».
И из новых дорог
Возвращается Бог...


Таинство Смерти

Таинство Смерти —
Сверхторжество:
Выход из сердца
В невещество.

Выход, как танец
Жадной свечи:
Таинство таинств
В новой ночи.

Боль или ужас —
Это вчера...
Стало всё уже,
Где — ширина.

Можно, что хочешь:
Против и за:
Что ты хохочешь?..
Или — нельзя?!

Совесть по кругу
Плачет, дрожа...
Таинство Друга —
Там, где — душа.

В чёрном тоннеле —
Раненый свет.
Таинство Цели:
Серого — нет!


Танец Бога

Воздух — небо —
Ночь — земля:
Ангел лезвий
Это — Я!

Это — танцы
Всех стихий!
Это — страсти
Всех психей...

Это — сердце
Без ворот.
Это — смерть
Наоборот!

Звёзды — нервы —
Нет и да:
Всё — сверх меры —
Навсегда!

Время скачет —
С головы!
Ангел плачет
От любви!..

Всё в любви
Разделено...
Небо вырвалось
На дно!


В хаосе Бога

В хаосе Бога
Рай, словно ад.
Только не бойся —
Вынырнет лад!

Буквы пожаром
Сменят места:
«Рай» вспыхнет «Яром»;
«Ад» канет в «Да».

Перестановки
Букв и слогов:
Адские ломки
Песен-богов.

Бог в них играет,
Жизнь отдаёт:
Что было раем —
Ад допоёт!

Первый стал лишним —
Полный назад:
Рай — это личность
Там, где есть ад.

Бог выжимает
Ад из души.
Раем сшивает
Полный кувшин!


РАВНОВЕСИЕ ЛЮБВИ

Летает Дух по всем концам,
Где сны отравлены.
Он говорит святым отцам:
«Не будьте правильны!

Когда глупы, когда смешны —
Я вас приветствую:
Мне только слабые нужны;
От сильных — бедствия.

Все колдуны и короли —
Мои знакомые.
А вы хотите быть одни
В рай упакованы.

А я люблю вас после их,
Они ж — порожние...
Оставьте правду — на двоих,
Мои хорошие!

А дальше будет полнота:
Вы — пострадаете.
И равновесие кнута
Перерыдаете!..

И равновесие любви
На вас обрушится!
И все конфессии земли
Обезоружатся...»


Без цены

Суета всех сует...
Темнота всех темнот.
Кто остался в цене,
Оказался банкрот.

А в цене — на коне,
На броне, напоказ.
Только неба — как нет.
Даже ветер погас.

И летят скакуны
На виду — в никуда,
Абсолютно равны
И здоровы всегда.

Все — по этой цене!
Да по сцене-земле:
Все готовы к зиме
В нелюбимой семье...

Суета всех сует...
Карнавал нечистот!
Ветер — Божий кларнет
Заорал из пустот...

Ветер души погнал
Из других облаков.
И земля от огня
Растворилась легко.

И летят скакуны
Через все виражи —
Без цены и вины.
Просто так, для души...

Там, где солнце взошло,
Не торгуют луной.
Просто там...хорошо.
Там расстались с ценой.


УЧИТЕЛЬ

Я сочиняю выходы,
Кого и как спасти.
От вдоха и до выдоха —
Всех сразу... и — почти!

Я буквы ремонтирую...
Я ангелов леплю...
Я с Богом медитирую...
А ближних — не люблю.

Я становлюсь учителем,
Ведущим всех вперёд.
Я чересчур общителен,
Как тихий приворот.

Я плаваю и ведаю...
Я — лето после зим...
Я к всем иду с победою,
Но только не к своим...

Какая смерть не кончена?
Какая жизнь — не в жизнь?! —
Святой проснулся коршуном:
По-чёрному я чист!

Я ухожу по-чёрному,
И чёртом не пою.
Я вышел из учёного!
Теперь я всех люблю.


Песнь шамана

Меня съели облака... пока.
Я на небе за царя-дурака.
Я как хаос растворился в тот свет.
Я являюсь теперь тем, кого нет!

И летят облака, мной полны,
Как кипящий бокал белой тьмы.
Я — вино в бокале том. И — накал.
И глотают свой мотор облака!

И летят облака по мирам,
Там, где я их искал —умирал.
И уже не шатры-облака,
Я тащу их костры —по бокам!

Я — слуга-господин. Я — дурак.
И ложится мотив —через мрак.
И летят облака — из меня,
Чтобы я их слегка... изменял.


Без числа

Когда человечество сходит с ума,
Нет партий, и нет лагерей.
А есть только свет. И есть только тьма.
И ты...посреди дверей.

И надо найти и открыть тот покой,
Где нет правоты ничьей:
Где за тобой не ходит с клюкой
Ответственный казначей.

А левые люди будут рыдать,
Чтобы врага убить.
А правые люди скажут: «Продать!
То, что нельзя купить».

И будут делить из разных миров
Все скопом — свои куски.
И неизбежно прольётся кровь,
И потемнеют мозги.

Но там, над барьером стад и неправд,
Звёзды танцуют вальс.
И Солнце вытягивает наш смрад
И зеленеет Марс.

И ты — в эпицентре любви и зла —
Рвёшься на 7 частей!
Но то, что останется от числа,
Соединит людей.


Ночь над Афоном

Звёзды крупнее месяца —
Молится весь Афон.
Перевернулась лестница:
Небо теперь — амвон.

Звёзды глядят в веселье...
Души на них лежат.
Бог — выбирает Землю.
Это — Его Душа.

Звёзды — «плевочки Бога»,
Как говорил поэт.
Небо от слов продрогло.
Молится Тихий Свет!

Скоро настанет Солнце...
Надо — опередить!
То, что в ночи несётся,
Вспыхнет в дневной груди!

Звёзды легки, как воздух,
И глубоки, как звон.
Сквозь мирозданья остов
Молится Бог-Афон!

Молится — в апогее,
С звёздами соединясь...
Центр управления гневом —
Солнцетворенье в нас.


Полёт Солнца над древним городом

Солнце в развалинах —
Красная бездна:
Небо — расплавлено;
Время — исчезло.

Что пробудиться
В пасти должно:
Ветер единства,
Или — озноб?!.

Выплыли призраки
Древних мистерий,
Белыми ризами
Скрыв дальний берег.

Тайно от массы
Праздных рабов
Вышли из масла
Аур богов.

Боги — энергии.
Смерть — это идолы.
Маски посмертные
Каждому выданы.

Пляшут и плачут
Духи руин...
Что они прячут —
Рай или Рим?!.

Что они ишут,
Белые призраки:
Солнца ль глазища
В свастике-пристани?..

Или — астральные
В небе тела:
Звёзды хрустальные —
Холод тепла?!

Битва наследников
В царстве Посмертия...
Камни ослепшие
Сердцу ответили:

«Смерти не будет!
Будут — миры
В царстве Распутий
Ночи-зари!»

Солнце — в развалинах,
В красных руинах...
Духи незваные —
Как херувимы!

Все — воедино
Ловят ответ:
Смерть...или диво
Солнечных лет!


ЧАКРЫ (ЭССЕ)

Люди играют в чакры...
Люди играют в жизнь:
Темечко — высшее счастье —
Ты за него держись!

Темечко с третьим глазом —
Это святая власть:
В небо — уходит разум;
Козырь — любая масть!

Темечко — в позвоночник
Сердце своё пошлёт:
Дни превратятся в ночи —
Солнце замёрзнет в лёд!

С плачем родится сердце,
Полное — небытия:
Чтоб на земле согреться,
Надо расстаться с «Я».

Кто-то парит в нирване...
Кто-то кусает хвост...
Чтоб не пришли тираны,
Надо нащупать ось!

Сердце в бескровной жертве
Чакры соединит:
Нет никаких прожектов —
Солнце летит в зенит!


ПОГОНЯ ОТ СЕБЯ

Я вырываюсь от себя
Навстречу звёздам, городам!..
Я без себя — в просторе — свят,
А в скорлупе я — робот-танк.
Я знаю: труп во мне сидит,
И он бесчувственно сердит...

А я бегу, себя порвав,
В молитву, в странствия, в любовь...
Я наизнанку — собран в храм,
Но изнутри — слащавый вой:
«Вернись, расслабься, не беги! —
Кому нужны твои стихи?!»

Я топочу, рычу, стучу...
Верней — не я, а мой-второй.
Но только чур меня — в ничью
Опочивальню из костров!
Разденусь насмерть пред огнём,
И Бог в меня — проникнет в нём.

А тьма — такая красота!
Из ничего — мечты поют.
И возникают города,
Когда опустошен уют.
И только — небо впереди!..
А ты — не бойся...перейди!


МИСТЕРИЯ СВОБОДЫ

Огонь возгорится,
И голову вверх
Закружит граница
Пророков и ведьм.

Оторваны лица
От серой земли...
И хлынет Жар-птица
Но с тенью змеи.

Как будто бы, мистам
То — кони судьбы:
Открыта граница
Для тех, кто там был.

Воронка, как гонка:
Кто — в гроб, а кто — из!..
Последняя ломка
Свобод без границ.

И все эти части,
Куски бытия,
Покоятся в чаше
Под именем «Я».

И только все вместе,
Предав всё и вся,
Рождаются в Песне
Мои голоса!

И братски собравшись
В змеиный клубок,
Приняв свою страшность,
Я — идол и бог!

Я — идол по центру.
Я — бог на краю!..
Последним концертом
Свободу пою.


В СИНЕМ ВРЕМЕНИ ПРОПАСТИ

Словно чайка случайная
В синем море тоски,
Я ловил нескончаемо
Свой неведомый скит.

Но под чьим-то проклятием
Просыпался я мёртв.
И вставали препятствия
В виде знающих морд.

Голоса были умные, —
Предлагали поесть...
Говорили, что умерли
Все, кто выпили Песнь.

Говорили, что истина —
В истреблении зла,
Чтобы чёрными листьями
Облетела весна.

И жалел меня вежливо
Серый ангел слепой:
Он был мягок, как женщина,
И протяжен, как вой.

Он, как робот, нашёптывал
Расписания дня...
И я понял всем опытом,
Что тот ангел — есть я!

И без крыльев, и с крыльями
Я бежал от себя...
Чтобы звёзды укрыли меня
В ночь, где холодно спать.

Чтоб Луна мёртвым холодом
Отогрела меня...
Чтобы Солнечным городом
Небо пело звеня!

И греша — до пророчества,
Я себя находил
В синем времени пропасти,
Где кончался мотив.

Это время бессмертия
Оказалось моё...
Я застыл в него ветрами
На себя заменён!


НОСОРОГИ. ВЕТХИЙ ЗАВЕТ

Дьявол — гарантия.
Бог — это риск.
Порвана хартия
Белых харизм.

Рвутся пророки
Сжечь города:
Все — носороги...
Нет — это да!

Дьявол стал Богом,
Или Им был!? —
Был он абортом
Адских глубин!

Ад это вынести
Может лишь Бог —
В сахарной прелести
Дьявол был лох.

Мы победили
Дьявола сплошь:
Зло утвердили
С именем «Ложь».

Нет нам победы!
Только — молчать:
Бога из пепла
В славе встречать!


СТРАНСТВИЕ В НИЧТО

От распада знания
Мир летит в изгнание:
От избытка цифр и сфер
Возникает Люцифер.

Он живёт в своих гробах,
Он у цифр давно в рабах...
Только это — пустяки:
Он из цифр плетёт стихи!

И летят поэмы зла
Эпидемиями сна:
Чтоб не думали умы;
Чтоб его кормили мы.

Но сорвавшись в пустоту
Сквозь Юпитер и Сатурн,
Обнуляются умы,
И меняются миры.

Это странствие в Ничто
Наполняется мечтой,
Где неведомы слова,
Где душа больнее зла.

Распростёртая душа,
Как потоп и как пожар.
Всё отдаст и всё возьмёт:
Пропадёт, но не заснёт!


ПИР ВО ВРЕМЯ ЧУМЫ (СОНЕТ)

От жажды умираю над ручьём...
(Франсуа Вийон)

Итак, — хвала тебе, Чума!
Нам не страшна могилы тьма,
Нас не смутит твое призванье!
Бокалы пеним дружно мы
И девы-розы пьем дыханье...
(А.С.Пушкин)

Как Знанье, — полное Чумы!..

От Знания схожу с ума...
От страха становлюсь героем...
Когда мы призраков хороним,
На сердце проступает тьма.

А мне кощунство, как бальзам:
В нем тайны прошлые сокрыты.
А ты — молись, немее рыбы,
И, может, вырвешься к слезам!

Когда ты съел добро и зло,
То стал трусливей всех на свете:
Не принимай объятья смерти;
Прими победу, как позор.

В изгнаньи звезды — солнца тьмы!..
Как Знанье — полное Чумы!


КОЛОКОЛЬНЫЙ ЗВОН В РУССКОМ СВ.ПАНТЕЛЕИМОНОВОМ МОНАСТЫРЕ НА АФОНЕ

Бог — идёт — по Земле,
Отражаясь в ней звёздами...
Бог — идёт — в изумле-нье
Пред всем, что Им создано!

Бог целует следы
Уходящего времени.
Бог танцует мечты,
Превращаясь ... в творения!

И летят облака,
Словно Божье дыхание,
Где чужая рука
Убивает создание.

И являя сие,
В белых муках мытарствуя,
Бог — идёт — по Земле,
Умирая и царствуя.

Что Он хочет ещё:
Тишину или меч нести?!
Только Солнце течёт,
Извергаясь из Вечности!

Он для тьмы — Идиот.
И терять Ему — нечего!
Бог по Солнцу идёт —
Самый Меньший из меньшего...


ИГРОК

Кончена партия —
Собраны звенья:
Стану предателем,
Через прозренье!

Ради открытия
Новых земель,
Все манускрипты я
Брошу на мель.

Тайное — явно;
Хочет хорошего.
Звёздная яма —
Выход из прошлого.

Ангелы будущего —
Не долетят!
Просто на чудище
Хором глядят...

Я выхожу
Из законов и правил:
Кожу сожгу,
Чтобы сердце украли!

Чтобы украли
Ангелы те —
На нереальной
Немой высоте!

Что от меня —
В этом мире — хорошего?!.
Я, как маньяк,
Не доживший до прошлого.

Я, как игрок,—
От пещер до вершин:
Небо — мой гроб.
Только гроб этот жив!..

Чёрная метка —
Небо с овчинку:
Здесь твоя Мекка —
В центре причин ты!

В центре предательств —
Небытия.
Страшен твой адрес:
Новая Тьма.


Алхимия

Ветер — моё Солнце.
Ночь. И острова.
Это серебро всё —
В золоте орла.

Золото застынет
Огненной землёй.
Ночь его настигнет
Изумрудиной!

Золотой — зелёный —
Красный — выходной!
В зеркала влюблённый —
Страшный голод мой...

Все стихии ночи
Плавают сквозь день.
Все святые рощи,
Как орлы в гнезде!

Улетают звёзды...
Ангелы горчат:
Это — водовозы
В зеркала стучат.

Время оборвётся
В новый элемент!
Богом назовётся
Весь эксперимент.


Вне игры

Ангелы летят во мне
Миллионы километров:
То пульсируют на дне,
То пикируют над ветром.

А вокруг — моя душа,
Больше видимой Вселенной,
Где проклятия лежат
Посреди благословений.

Я от ангелов дрожу
Всеми прорвами-ветрами.
Я из ада — рай сложу,
Коль не сдохну в мелодраме.

Перечеркнута душа —
Все молекулы на сгибе.
От себя не убежать,
Но с собою — только гибель.

Я на кончике иглы
Хохочу и уменьшаюсь.
Я, как будто, вне игры...
Я — на не себя решаюсь!

Тьма объяла мой полёт.
Но любовь — чернее ночи:
Бог из пустоты поёт —
Из моей священной рощи.


За дном

Воздух исполнен чувств...
Небо полно земли.
А я — другого хочу:
Чтобы меня увели.

Время восходит вновь
В виде небесных тел.
А мне бы... нащупать ночь,
Там, где — мой вечный день.

«Мир красота спасёт!»
Радуйся и пляши.
А мне — интересно всё
То, что — за дном души.

Там — настоящий Бог —
Больше любой любви!
Там — настоящий сбой
Каждой живой трубы!..

Трубы хрипят за дном, —
Песни пытаются петь.
Все говорят об одном:
Наша свобода — есть смерть!

Только, кто Бога спасёт
В этой свободе за дном,
Станет органом пустот —
Самым нечаемым днём!


Потерянный рай

Умру. И улечу...
И музыку услышу.
И душу получу,
Как отраженье свыше.

И буду — не дышать,
А только — знать и верить:
На музыке лежать,
Глядеть на дальний берег...

А там, на берегу,
Другие бродят души.
И я к ним побегу
По звукам безвоздушным.

И буду говорить,
Не говоря ни слова.
И буду солнце пить
Из радостного звона...

Но только, меня чур!
От радужных мечтаний.
Я упаду без чувств
От музыки прощальной.

Та музыка — гора,
Ломающая грани.
Но ты уже — не раб,
Потерянного рая!..


Разворованный мотив

Бог — это очень хорошо!
А я — не очень...
Бог пишет мою судьбу карандашом,
От ночи — к ночи.

А дальше я её пишу
Своею кровью.
Но Бог не любит лишний шум:
Он всё, что кроме...

А я кричу, а я кручу,
Я всё — меняю!
А Бог ведёт меня к ручью
Воспоминанья...

Он знает исповедь мою.
Как я разорван:
Я — Алконост и Гамаюн,
Я — Сфинкс и Ворон!

Меня найти и не найти:
Я весь рассыпан.
Я — разворованный мотив
По разным цифрам.

Но если цифры все собрать
В одну помойку,
Тогда — прекрасно умирать!
И я... умолкну.


Высшие боги

Когда мы на грани,
Где нет уже нас,
Мы движем горами
В последний свой час.

Пока мы на взлёте:
В огне и на дне,
Мы — лучшие люди
В священной войне.

Но если мы выйдем
Из этой игры,
Мы землю увидим,
И станем стары.

И станем рабами
Бессмысленных сил:
Без лиц городами —
Толпою верзил.

Так кто же мы будем?!
Нас звёзды зовут!
А мы — полулюди,
Которых — везут...

И нет нам дороги,
Пока не взлетим:
Мы — высшие боги,
Из тёмных светил!


БОМЖ

Когда ты — бомж,
И сзади край,
Из Божьих лож
Гремит Грааль.

И это — твой
Последний шанс:
Прими любовь;
Умри сейчас.

Душа — враньё!..
Душа — обман:
В её проём
Летят дома.

Она молчит,
Она — здесь гость:
Её — мечи
Пронзят насквозь.

Её пронзят —
Из всех миров,
Чтоб прочь изъять
Друзей-воров...

Чтоб грянул дождь
Из разных детств:
Ведь ты — не бомж,
Когда ты здесь!

Когда ты — бомж
Без головы,
Есть только Бог
Из-под полы.

Он — тоже Бомж
Среди людей:
Он только — больше
Вниз летел!

Он ад достал
От пустоты.
А ты зевал
От простоты.

Он — перепутал
Ад и рай!..

Но ты, как будто,
Пьёшь Грааль?!.


Над звёздами (сонет)

Над звёздами!.. возник я... в первый миг.
И образ мой... запечатлелся в них.

А я поник. Я многое отдал им.
И ночью выхожу искать себя...
Я молча выхожу соткать себя
Из белого воздушного металла.

Но звёзды спят. И им — не до меня.
Они летят — до откровенья дня.
Они хранят, как тайну, моё имя.
А я... я должен стать чуть-чуть звездой,
Чтобы оттуда выпить образ свой...
Чтоб звёзды стали солнцами живыми!

Там, на звезде, я где-то помещен...
Не знаю: обольщен или прощен?!.


Жесты (сонет)

Посвятите меня в дураки,
Чтобы сердце легло не с руки,
Чтобы рухнула с плеч голова
В незнакомый, как смерть котлован.

Посвятите меня в никого,
Чтобы душу поставить на кон.
Чтобы атомы небытия
Превратились из жестов в меня.

Посвятите меня в этот свет,
Где до тьмы расстояния нет:
Где до ада рукою подать;
Где одна только жесть — благодать!

А потом посвятите меня —
До последнего жеста — Ума...


Веселый Роджер

Мы ищем свободы —
От воли своей:
Парады, разводы,
Раздача ролей.

Чтоб только не думать,
А сесть по местам.
Но стоит лишь дунуть,
И сцена — пуста.

А мы всё не знаем,
Чего мы хотим...
Как будто не нами
Творится мотив.

Как будто мы пешки
В случайной игре:
От спячки до печки;
От точки к тире.

Мы Богу не верим —
Нам нужен жандарм,
Чтоб спутал наш ветер
В закопанный дар.

Но смятый дар жизни
Нас рвёт на куски —
В дырявые джинсы
И в брызги тоски.

А мы ждём пророков, —
За нами смотреть!
А ветер, как тройка,
Где кучером — Смерть...

Тот кучер по кручам
Сдувает свиней,
Чтоб жить стало лучше —
Ещё веселей!..............

Но всё надоело —
Пора уходить:
И ветер из тела
Поднялся кадить.

Мой ветер сорвался
С домашних петель:
Свобода и братство —
Загробная цель!

Весёлый мой Роджер,
Как ветер — живой:
Поруганный образ,
Но главное — мой!

Я вышел из воли
Бессмертных рабов...
Здесь — равенство боли,
И это — любовь!


Харизматы

Когда таланты соберутся
И скажут бездарям: «Молчать!»,
Придёт такая революция,
Что даже чёрту не мечтать.

Там всех казнят интеллигентно,
По нарастающей волне.
И будет сложена легенда
О всепрощающей войне.

Но харизматы распадутся —
Они устанут убивать.
И на задворках революций
Зло будет некуда девать...

Но, может, этого не будет:
Никто не выстрелит в толпу?!
И тишина людей разбудит
От революций на горбу.

И тишина накроет землю,
Когда злодеев не убьют.
И воздух поменяет зренье,
И даже камни запоют!..

И тишина освободится
От человечьих визави.
И небо на земле родится —
Из-под любви... из-под земли.


Власть и юродство

Я понял, что такое власть —
Потеря настоящих глаз.
Где только маски, как кора —
Присохшая к лицу дыра.

И как прорваться сквозь враньё,
Когда по рации: «Приём!..»
Приём приказов «замолчать»,
Соблазнов на себя стучать!

И нет надежды быть собой,
А эта вечность, как запой...
Где правила игры не сдать —
Ты должен маску доедать!..

Но распадаясь до частиц,
До самых мелких, страшных лиц,
Ты можешь как бы и не быть,
И этим матрицу убить.

Ты не собой заменишь ложь.
Но вместо слов — себя найдёшь.
И от юродства в свете зла
Ты будешь весел, смел и слаб!

Но знай: не миновать расплат,
Когда окончится распад!..


Ненужные жертвы (сонет)

За тех, кто сжёг свои стихи,
За тех, кто стал считать грехи,
За тех, кто был белее слёз.
А стал — бездельем чёрных звёзд...

Я должен поменять ходы:
Привстать, как рыба из воды;
Завыть, как филин по ночам —
За всех, кто там — недокричал!

Кто испугался быть собой...
Я должен выкачать всю боль,
Чтоб от спасения души
Остались фиги да шиши!

А шалаши под утро сжечь,
Чтоб не было ненужных жертв...


Белое в чёрном

Я собираю
разность миров:
Внешность и внутренность.
Воду и кровь.

Белое в чёрном —
выход из социума...
Я собираю
кристаллики Солнца.

Чёрный — почётный,
белый — нечёт:
Рвётся из чипа
танец-волчок!

Кружится, рушится,
плачет и скачет
В мире игрушечном,
кто где богаче...

Краски, как сказки:
всё — вопреки...
Мчатся салазки
выше реки!

Белое в чёрном —
рвутся страницы!
Я собираю
перья Жар-Птицы...

Кто обвинит меня
в ереси чёрной?! —
Только какой-нибудь
белый учёный!

Ортодоксальный
борец-богослов...
Я собираю...
заумное зло.

Я собираю,
я собираю
Лауреатов
ада и рая...

Ах, до чего вы
сенсациям рады,
Лауреаты —
мои колорады!

Будут!
Великие струны звучать!
Будут!
Безликие гуры стучать...

Только!
Нельзя мне до них — доземляться
Так!
Интенсивно там гонят и злятся...

Скрипка погибла —
чёрной плитой.
Там, где могила —
огненный столп!

Белое в чёрном —
красная жизнь!
Я собираю
правду из лжи...


БЫТИЕ

Я прикоснулся к Бытию —
Я душу вывернул в змею:
Я вверх ползу, и вниз ползу;
Я хвост, как яблоко грызу...

Я прикоснулся к толщине,
И молния прошлась по мне:
И я завыл от несебя —
И в сердце хлынула судьба!..

Я прикоснулся к несебе,
Когда проснулся на столбе:
Я под Луной на столб залез,
А подо мной качался лес!..

Но кто проснётся над собой,
Познает Солнце — Божью боль!


Золотое дно

Когда кумиры лгут,
Кончается театр.
И в руки лезет кнут,
И лошади летят!..

И нет уже земли —
Ни каст, ни орденов:
Кругом — одни нули,
Где — золотое дно!

Только это — не очень
Тем, кто сладко поёт:
Кто мечтает — не хочет!
Кто мечтает ВСЁ врёт!

И, разбросан по ветру,
Каждый ищет свой миг...
Только это — не ретро,
А реальный двойник.

Ты можешь распродать,
Пропить, проспать мечту,
Обиды размотать,
Переступить черту...

Но если твой двойник
Настиг тебя в нигде,
То это — Божий лик
На золотой воде.

Золотое заклятье —
Нимб горит по вискам...
Только сёстры и братья —
ВСЕ, кого не искал!

То заклятье — защита,
Чтобы править мечтой:
Чтоб была она сшита
Золотой чернотой...


Из черепа весёлого

Загребаю слитки золота
Из расплавленного рая:
Мне не сладко и не солоно —
Просто я в огне сгораю!..

Мне не грустно и не весело —
Просто некогда подумать:
Здесь такое светит месиво,
Что без песни мне в аду быть.

Каждый слиток — это музыка...
Каждый слиток — это слово...
А вокруг сквозит эмульсия
Исступленья и озноба.

Вся Вселенная не хочет
Рисковать и изменяться.
Только я меняю почерк,
Буквы вырывая с мясом!

Я глотаю реки золота,
Как вино, налив в пригоршни:
Я из черепа весёлого
Выхожу в долину ночи.

Это пение — из корня;
Из скелета вознесётся:
Только ночь должна быть чёрной,
Чтобы кровь — краснее солнца!

Кровь и тьма: заря и сера...
Полюса из благодати:
Самый первый — самый серый;
Только мёртвый — шпаг глотатель.

Кровь смывает все вопросы,
Ночь снимает все ответы...
Только песня без амброзий
До Конца достанет Света!


Лермонтов

Я рождаю из детства дни,
Только корни мои — ночью вырыты.
Я не знаю, как быть с людьми,
У которых душа — без вывертов.

Я от этих прямых людей
Убегаю, рыдаю, хрюкаю...
Лучше вываляться в черноте,
Лишь бы чувства не стали трупами.

Пробудись, ошибись, провались —
Перепутай позор с рассветами!
Сколько было восторженных лиц —
Успокоились. Стали средними.

Ну, а я из надлома в надлом
Всё пытаюсь пролезть в шкуру дьявола:
Чтоб оттуда плясать вверх дном;
Чтобы Бога любить — отъявленно!

Я — разбойник, охальник, игрок
Отдаю себя на съедение —
Всем, кто думает, что он — народ...
Лишь не трогайте привидение!

Разойдётся толпа. Ноги вытрет о снег.
И пойдёт веселиться посредственность.
Эта грязная кровь — не позор, а рассвет...
Бог из тьмы моё солнце приветствует!